Главная Статьи Сколько стоит психологическая устойчивость ребёнка?

Олег пришёл в Развивающий центр Красного Креста в Демянске не в настроении. На дружелюбное «привет, Олег, как дела» буркнул что-то нечленораздельное, от угощений отказался, нагрубил младшим ребятам. Громко хлопнул дверью в комнату психологической разгрузки.

Олегу 13 лет, в семье тяжёлая обстановка — живут более чем скромно: мама работает в местном продуктовом, отчим же предпочитает проводить время с собутыльниками. Работал кочегаром, но был уволен за пьянство. С тех пор промышляет рыбалкой. У Олега есть младшая сестрёнка — и это, кажется, единственный человек на планете, который заставляет парня возвращаться домой.

У нас в центре действует негласное правило: если кто-то зашёл в комнату психологической разгрузки и закрылся ото всех, то нужно оставить человека в покое на 20-30 минут. И только после этого налить сладкий чай, прихватить печеньку и идти топить лёд.

— Можно к тебе, я не помешаю? Вижу, что дела неважно.

Молчит. Смотрит в сторону. Руки скрещены на груди. Оборонительная поза.

— Чай вот. А ещё нам прислали «Медвежат Барни», вкусные, с шоколадной начинкой. Я тебе принесла.

Берёт печеньку. Жуёт. Смотрит в сторону. Молчим.

И сотрудники центров, и волонтёры, которые работают с ребятами, проходят обучение по профессиональной психологической поддержке. Каждый обучен активному слушанию. Каждый знает, что главное — не навредить.

— А чо ещё прислали? Там коробки у входа.

Уф, хорошо, лёд тронулся.

— А, да там канцелярка всякая — после последнего мастер-класса почти не осталось цветной бумаги и клея для младших. Мы ещё не разбирали. Поможешь нам? Но вроде бы там должен быть новый футбольный мяч. И как хотите, но он вам до следующего лета. Так что поаккуратнее, пожалуйста.

— Помогу. Вдруг там бита есть. Я бы этого у***а этой битой...

— Ну такой себе выход. Я вижу, тебя всего трясёт — ты можешь со мной поделиться, легче станет. Обещаю, дальше меня не пойдёт. Но если не хочешь, то это тоже окей, я в любом случае тут рядом с тобой.

В конце концов, конечно, Олег всё рассказал. Хмурился, повышал голос, ругался и плакал от злости, обиды и бессилия. Выговорился о ссоре с отчимом и притих. Успокоился. Шмыгая носом, вышел в общую комнату к остальным.

13 лет — возраст серьёзный, но очень нежный. За непробиваемой скорлупой грубоватого деревенского подростка прячется дружелюбный и рассудительный парень. И мы тут для того, чтобы показать Олегу путь к этому доброму мальчишке.

KK_Lyubytino_021.jpg

Центры для детей из кризисных семей специально открываются в посёлках — там люди живут в кошмарных условиях (и туалет на улице это ещё вполне себе сервис). Часто слышу от родителей мнение, что если три года назад ребёнку купили ботинки и в тарелке у него есть картошка, то что ещё надо-то? Все эти ваши психологические заморочки от лукавого.

А мы всё-таки уверены, что здоровое общество составляют психически устойчивые, образованные люди. Самому по себе вырасти таким человеком невозможно, особенно когда в семье ни достатка, ни порядка, ни уважения друг к другу.

Хотя, конечно, не во всех семьях, попавших в тяжёлую ситуацию, есть проблемы во взаимопонимании.

Как помочь ребятишкам из глубинки

Самый простой путь оказать реальную ощутимую пользу — поддержать работу детских Развивающих центров Красного Креста в Новгородской области.

Оформите ежемесячное пожертвование. Пусть это будут 100 или 200 рублей — если поддержит большое количество неравнодушных людей, то общая сумма превратится в целый месяц психологической поддержки для детей. Занятия с психологом, наблюдение за динамикой, работа с семьёй обходятся в 13000 рублей в месяц. Разве ж это деньги.

Пожертвования, оформленные через форму ниже направляются на поддержку детских Развивающих центров, на помощь детям.

Кого нам благодарить?
Последние пожертвования на программу «Социальная защита детей»
Ольга Трофимова
500.00
Елена Карташова
500.00
Арина
300.00
Антонова Анна
300.00
Виктор Дюжев
100.00
Илья Чердаков
500.00
Михайлов Евгений
500.00
Поделиться в соцсетях